Каталог работ » История философии

Тема: Феномен веры и достоверности в учении Фомы Аквинского

Выдержки из работы:
3 Введение
Проблема эволюции научного знания находится в поле зрения эпистемологии, методологии и философии науки приблизительно с середины 50-х гг. XX века. Интенсивное развитие науковедческих и когнитивных дисциплин привело к активизации историко-научных исследований. В истории философии этот процесс способствовал критическому переосмыслению некоторых в прошлом фундаментальных эпистемологических установок, например, проблемы истины,' проблемы рационального познания, проблемы разделенности субъекта и объекта в теории познания. Неклассическая эпистемология обеспечила релятивизацию норм научности теорий и гипотез. В истории философии такой подход позволяет полнее выявить механизмы социокультурного воздействия на формирование знаний. Кроме того, он позволяет считаться с инновациями в обществе и с ценностными изменениями в различных областях духовной жизни. При таком подходе границы историко-философского знания расширяются за счет учета социокультурного контекста, присутствующих и доминирующих стилей мышления в изучаемой эпохе и их социальной детерминации.
На современном этапе историко-философского познания, используя методологию редукционизма, эволюционной реконструкции, аутентичной реконструкции, интерпертации удается провести когнитивно-эволюционный анализ средневекового схоластического дискурса. В рамках данного анализа экзистенциальная включенность субъекта позволяет рассматривать науку как безусловную, но далеко не единственную форму знания. В когнитивной деятельности субъекта особое эвристическое значение приобретают до-научные и ненаучные формы знания: нарративное знание, сакральное знание, основанное на вере, мистико-экстатическое знание.
Средневековое христианское вероучение как основа европейского мировоззрения, может служить индикатором наметившихся сдвигов в когнитивном типе мышления. Специфическое христианское не только теолого-философское, но и рационально-теологическое понимание природы человека как активного деятельного существа, связанного с Творцом узами подобия, подготовили по-
4
следующие изменения европейской ментальности в пользу возрастающей автономии рационального мышления.
Актуальность исследования феноменов веры и достоверности в учении У Фомы Аквинского обусловлена следующими факторами:
- необходимостью критического анализа традиционного подхода к проблеме веры и истины;
- потребностью включения социокультурного контекста в поле предметного исследования, для получения аутентичного, достоверного знания;
- учетом инновационных изменений в подходах к изучению средневекового схоластического дискурса, в частности прагматикой средневекового схо-ластического познания;
- значением наследия Фомы Аквинского, так как именно он наиболее близко подошел к осуществлению схоластического идеала - единства веры, разума, истины.
Фома Аквинский теоретически обосновал истинность образа жизни доктора, ученого, клирика в одном лице. В его учении органически соединились теологическая, философская, научная мысль. "^ Степень разработанности проблемы
Основным источником при написании диссертации послужили труды Фомы Аквинского на латинском языке, те места из «Суммы теологии», «Суммы против язычников», «Дискуссионных вопросов о истине», «О истине», «О правлении государей» и др. произведений, в которых изложено томистское учение о вере, истине, интеллекте. Поскольку феномены веры и достоверности в учении Фомы Аквинского рассматривались в историческом контексте, привлекались и труды античных и средневековых мыслителей - Аристотеля, Блаженного Августина, Северина Боэция, Петра Дамиани, Ансельма Кентербер-»'»• рийского, Пьера Абеляра, Сигера Брабантского, Боэция Дакийского, Джованни Бонавентуры и др., в основном в имеющихся переводах на русский язык.
Философия Фомы Аквинского долгое время находилась на периферии внимания отечественных исследователей. До 1917 года исследования были
5
возможно только в русле критики католицизма в сравнительном богословии. В это время появились немногочисленные работы, в их числе наиболее крупной работой являлся труд А. Бронзова «Аристотель и Фома Аквинат в отношении к их учению о нравственности» (СПб. 1884.). В начале XX века делались попытки сравнения экономической теории марксизма с социально-экономическими взглядами Фомы Аквинского, в работах Струве П.Б., Туган-Барановского М.И.
Исследователи, работавшие в годы советской власти, периодически обращались к философии Фомы Аквинского. Ряд статей был посвящен критике социальной философии и философии истории Фомы Аквинского.1
Первой попыткой комплексного исследования учения Фомы Аквинского стала статья Качановой И.М. «Философия Фомы Аквинского» появившаяся в 1958 году. В последующее время были опубликованы переводы отдельных фрагментов из сочинений Фомы Аквинского, энциклопедические статьи. Общая характеристика философии Фомы Аквинского была дана в учебниках, написанных Трахтенбергом О.В. и. Соколовым В.В; были раскрыты отдельные аспекты томизма - политическое учение Грацианским П.С., Малашенко И.Е., Срединской Н.Б., эстетика Лосевым А.Ф.; Дзикевич Е.А., логика Поповым П.С. и Стяжкиным Н.И., гносеология Стокяло В.А.2
Мировая историко-философская мысль была отражена в сборнике обзоров и рефератов «Современные зарубежные исследования по средневековой философии» (М., 1979). Несмотря на определенные достижения отечественных исследователей, философия Фомы Аквинского не была представлена в отечественной истории философии должным образом. Российский читатель составлял мнение о томизме в основном из переведенной с польского языка книги Ю. Боргоша «Фома Аквинский» (М., 1966 и 1974), написанной довольно тенденциозно.
За последние годы отечественным исследователями и переводчиками сделано немало для того, чтобы философия Фомы Аквинского была представлена полнее. Появились многочисленные публикации переводов отдельных вопросов и статей из «Суммы теологии» и других произведений. Бандуровским
6
К.В выполнен перевод произведения «Дискуссионные вопросы об истине», глава первая «О единстве интеллекта против аверроистов», и некоторые вопросы из «Суммы теологии»; Гайденко В.П. переведен трактат «О смешении эле- ментов» и ряд фрагментов из «Суммы против язычников» и «Суммы теологии»; Гейде М. «Комментарий на «Книгу о причинах», Доброхотовым А.Л. «О сущем и сущности», Кобриным К. вопрос 76. Статья 4, посвященные душе.3 Вышел перевод первой книги из «Суммы против язычников», выполненный Т.Ю. Бо-родай.
Опубликован в переводе на русский язык ряд исследовательских трудов монографического характера - знаменитое биографическое произведение, напи-санное Г.К. Честертоном, фундаментальные труды Э. Жильсона и Ф. Коплсто-на, лекции С. Свежавски , а также ряд других исследований.
Появилось также большое число исследований, написанных отечественными авторами. Большое внимание философии и теологии Фомы Аквинского в целом уделяет В. Рожков в «Очерках по истории Римско-католической церкви». (М., 1998). Дальнейшее освещение получили различные аспекты учения Фомы Аквинского: онтология - Гайденко П.П.; Гайденко В.П., Смирнов Г.А.; Душин О.Э., Доброхотов А.Л., теория познания, учение о природе - Гайденко В.П.; Лупандин И.В.; Кимелев Ю.А., Полякова Н.Л., антропология и учение о душе Гарнцев М.А.; Кобрин К.; Грецкий СВ., Бандуровский К.В и др.4 Отечественным исследователям удалось раскрыть новые аспекты в понимании учения Фомы Аквинского.
Важная работа в понимании феномена веры в учении Фомы Аквинского проделана Апполоновым А., Бибихиным В.В., Гараджой В.И., Неретиной С.С., Шевкиной Г.В.5 Специальных исследований по проблеме веры и достоверности в учении Фомы Аквинского не проводилось. В сравнении с неотомистской по- становкой проблемы истины Стокяло В.А. изучались некоторые аспекты теории истины в учении Фомы Аквинского. Душин О.Э. рассматривал концепцию истины в контексте схоластичесиких учений Фомы Аквинского и Дунса Скота о бытии. Представления о истине Фомы Аквинского исследовались в рамках
7
проблемы двойственной истины Алиевой Б.А., Апполоновым А., Бибихиным В.В., Соколовым В.В., Трахтенбергом О.В., Шевкиной Г.В.
В отечественной истории философии интерес к средневековой схоластике и наследию Фомы Аквинского проявился лишь в последние десятилетия. Западная философия обладает развитой традицией исследований в области томизма и охватить все исследования данном кратком обзоре даже в общих чертах невозможно. Идея гармонии веры и разума стала официальной доктриной западного томизма. Существует много коплексных работ, где освещается учение Фомы в целом, в том числе сочинения Э. Жильсона, Ж. Маритена, Ф.Ч. Коплстона, С. Свежавски и др.
Без внимания исследователей томизма не осталось ни одного частного вопроса его учения: теологическая проблематика рассматривалась С. Свежавски, Ю.М. Бохеньски, вопросы онтологического содержания N. Bathen, M.H. Worner, метафизика света М. Heul, этика I. Brachtendorf, M. Hauskeller, G.B. Sala, проблемы социальной философии исследовались Ж. Маритеном, проблемы войны N. Gmur, и даже проблемы музыки H.-I. Burbach.6
Следует отметить большое число исследований в компаративистском на- правлении, задачей которых является актуализация томистских идей через сравнение с работами известных современных исследователей. Томизм сравнивался и с экзистенциализмом — Жильсон Э., Маритен Ж., Meyer H., Lotz J, с кантианством - Jansen В., с аналитической философией - Teuwsen R., Bathen N., с феноменологией - Anzenbacher А., и многими другими.7
Объектом диссертационного исследования является теолого-рационалистическое схоластическое учение Фомы Аквинского,
предметом - анализ феноменов веры, достоверности, истины в схоластическом учении Фомы Аквинского.
Целью диссертационного исследования является актуализация проблемы веры и достоверности в учении Фомы Аквинского, связанная с анализом схоластического дискурса и идеологическими противоречиями в эпоху зрелого средневековья. Реализация поставленной цели потребовала решения ряда задач:
8
- выявления специфики средневековой схоластики, выраженной в ее прагматической направленности;
- рассмотрение детерминации христианской идеологией и Церковью тео-лого-рационалистических поисков Фомы Аквинского;
- определения эпистемологического статуса феномена веры как основания достоверности
- экспликации доминирующих стилей познания античности, средневековья, Нового времени, XX века в зависимости от социкультурного контекста;
- анализа концепций истины Фомы Аквинского в контексте схоластических представлений о достоверности.
Методологической базой исследования является эпистемологический подход к историко-философскому анализу учения Фомы Аквинского. Данный подход позволяет обнаружить специфику схоластического дискурса, прагматической направленности и проанализировать в этом контексте феномены веры и достоверности.
Существенно важным методологическим принципом является метод интерпретации как смыслополагающая и смыслосчитывающая операция истолкования текста, а также герменевтический метод, позволяющий понимать текст как целостную структуру и учитывать многоуровневость текста.
Компаративистский подход позволил актуализировать проблему веры и достоверности в неосхоластическом дискурсе.
Диалектический подход позволил рассмотреть проблему веры и разума, теории истины и феномена достоверности в их противоречивости и единстве. При анализе учения Фомы Аквинского использовался метод реконструкции средневековых схоластических проблем.
Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:
- показано, как прагматическая направленность средневекового схоластического дискурса обусловила понимание феномена достоверности в качестве разновидности веры в учении Фомы Аквинского;
9
- выявлена зависимость эпистемологического статуса феномена веры и достоверности от схоластического идеала веры, знания, истины;
- рассмотрены различия в понимании истины и достоверности, обусловленные высоким эпистемологическим статусом феномена веры;
- уточнена специфика интеллектуалистской позиции Фомы Аквинского в системе средневековых схоластических идей;
- предложен компаративистский анализ понимания феномена веры и достоверности в учении Фомы Аквинского и философии экзистенциализма.
1 Вайнштейм О. Историческая наука в средние века. // Исторический журнал. 1940. №9. Розенберг Д. Экономическая мысль средних веков. // Проблемы экономики. 1937. №3-4.
2 Грацианский П.С. Фома Аквинский/Политические учения: История и современность: Домарксистская политическая мысль. М.,1976, Дзикевич Е.А. Философско-эстетические взгляды Фомы Аквинского. М.,1986, .Лосев А.Ф. Начальные стадии неоплатонической этетики Ренессанса/Типология и периодизация культуры Возрожде-ния.М.,1978, Малашенко И.Е. Данте и Фома Аквинский: Два подхода к решению ворпоса о соотношении светской и духовной власти/Вестник МГУ. С.7.Философия.1980, Срединская Н.Б. Трактат Фомы Аквинского «О правлении государей»/Политические структуры эпохи феодализма в Западной Европе (VI-XVII в.в.). Л.,1990, Попов П.С. и Стяжкин Н.И. Развитие логических идей от античности до эпохи Возрождения.М.,1974, Соколов В.В. Средневековая философия. Москва, 1979, Стокяло В.А. Гносеология Фомы Аквинского и ее интерпретация западно-германскими неотомистами. М.,1967, Трахтенберг О.В.. Очерки по истории западноевропейской средневековой философии. Москва, 1957.
3 Дискуссионные вопросы о истине». / Благо и истина: классические и неклассические регулятивы. Москва, 1998, Фома Аквинский. Комментарий на «Книгу о причинах» // Философско-культурологический журнал «Z». 2000. №3, Фома Аквинский. О единстве интеллекта против аверроистов. Глава 1. / Благо и истина: классические и неклассические регулятивы. Москва, 1998, Фома Аквинский. О смешении элементов. / Философия природы. Москва, 2000, Фома Аквинский. О сущем и сущности. / Историко-философский ежегодник 88. Москва, 1988, Вопрос 18. О благе и зле применительно к человеческим действиям вообще. // Вопросы философии. 1997. №9, Вопрос 76. Статья 4: Если в человеке другая форма помимо мыслительной души? // Логос. Москва, 1991. №2, Вопрос 114. Нападение демонов. // Человек. 1999. №5.
4 Гайденко В.П. О трактате Фомы Аквинского De mixtione elementorum. / Философия природы. Москва, 2000,. Гайденко В.П., Смирнов Г.А. Западноевропейская наука в средние века. Москва, 1989, Грецкий СВ. Проблемы антропологии в философских системах Ибн Сины и Фомы Аквинского. Душанбе. 1990, Доброхотов А.Л. Трактат Фомы Аквинского «О сущем и сущности». / Историко-философский ежегодник 88. Москва, 1988, Дущин О.Э. Истина и бытие в высокой схоластике: Фома Аквинский и Дуне Скот. СПб. 1992, Бандуровский К.В. Демонология Фомы Аквинского. / Человек. 1999. №5, Бандуровский К.В. Основные понятия теории «истины» у Фомы Аквинского. / Благо и истина: классические и неклассические регулятивы. Москва, 1998,. Бандуровский К.В. Проблемы этики в «Сумме теологии» Фомы Аквинского. / Вопросы Философии. 1997. №9, Лупандин И.В. Атомизм и континуализм в средневековой философии. М., 1989.
10
5 Апполонов А. «Латинский аверроизм» - миф или реальность? // Философско-культурологический журнал «Z». 2000. №3, Бибихин В.В. Предисловие к публикации трактатов Боэция Датского. // Вопросы философии. 1994. №5, Гараджа В.И. Проблема веры и знания в томизме. // Вопросы философии. 1963. №9, Гараджа В.И. Фома Аквинский и современная католическая философия. // Философские науки. 1976. №2, Неретина С.С.Верующий разум. Архангельск. 1996, Неретина С.С. Слово и текст в средневековой культуре: концептуализм Абеляра. Москва, 1996, Шевкина Г.В. Проблема отношения разума и веры у парижских аверроистов. / Средние века. Москва, 1965. Вып.27, Шевкина Г.В. Сигер Брабантский и парижские аверроисты. Москва, 1972.
6 Burbach H.-I. Studien zur Musikanschaung des Thomas von Aquin. Regensburg. 1966., Gmur N. Thomas von Aquino und der Krieg. Leipzig, 1933., Hauskcller M. Geschichte der Ethik. Munchen.1999., Worner M.H. Der Sinn von «Ewigkeit» und seine Deutung bei Thomas von Aquin/Ontologie und Theologie. Frankfurt a. M.1988, Sala G.B. Das Bose und Gott als Erstursache nach dem Thomas von Aquin/ Theologie und philosophie.2001.77-1., Brachtendorf I. Die Ffinalitat der Handlung /Theologie und philosophie.2001.76-4, Bathen N. Tomistische Ontologie und Sprachana-lyse. Munchen. 1988.
7 Anzenbacher A. Die Intentionalitat bei Thomas von Aquin und Edmund Husserl. Wien-Munchen. 1972., Meyer H. Martin Heidegger und Thomas von Aquin. Munchen. 1964., Teuwsen R. Familienahnlichkeit und Analogie zur Seman-tik genereller Termini bei Wittgenstein und Thomas von Aquin. Munchen. 1988.
11
Глава 1. Средневековый схоластический дискурс
1.1 .Прагматика средневековой схоластики: специфика и функции
Поиск оснований достоверности научного познания в учении Фомы Аквинского предполагает обращение к прагматике средневековой схоластики. Понятие прагматика в самом широком значении, является производным от понятия прагматический, то есть узкопрактический.
Под прагматическим аспектом средневековой схоластики, в данном исследовании, подразумевается ее практическая направленность. Средневековая схоластика при всей сложности своих теоретических конструкций, сравнимых по изощренности и многообразию умозрительных операций с готикой католических соборов, обладала простой практической направленностью.
Прагматический аспект важен для понимания феноменов достоверности и веры, так как само по себе понимание - это не просто процедура мысли, оно возникает при осознании интересов практической жизни и общения.1
Практическое осуществление идей средневековой схоластики становится возможным лишь при соблюдении ряда условий. В лингвистике прагматика - это совокупность условий, сопровождающих употребление языко- вого знака. Рассуждая по аналогии, в схоластическое значение понятия прагматика можно включить изучение условий реализации идей средневековой философии, другими словами средневековый схоластический дискурс.
Наиболее полно раскрыть практическую направленность проблемы веры и достоверности в схоластике возможно лишь в процессе изучения интересов, социальных и культурных установок средневекового ученого сообщества.
В прагматическом аспекте средневековой схоластики следует выделить следующие важнейшие компоненты: практическую направленность схола- стической науки, характер взаимоотношений Римско-католической церкви и ученого сообщества, идеологическое значение результатов, к которым приводило решение проблемы веры и разума.
12
Средневековая схоластика многоаспектное явление, поэтому возникают сложности в определении ее специфики. Однозначного определения понятия «схоластика» не существует, исследователи средневековой философии и теологии дают ему различные толкования. В «Философской энциклопедии», «Философском энциклопедическом словаре», «Словаре философских терминов» понятие «схоластика» трактуется как «исторический период религиозной философии» или «общее название религиозно-философских учений». Аверинцев С.С. в статье «Схоластика», «Новой философской энциклопедии», объясняет схоластику как тип религиозной философии, характеризующийся принципиальным подчинением примату теологического вероуче-ния, и указывает некоторые ее специфические черты, такие как авторитетность, интерес к логической проблематике, склонность к казуистике и другие.2
В основном, в справочной литературе преобладает формальная пространственно-хронологическая характеристика схоластики, и почти отсутствуют или слабо выражены попытки концептуального определения. Сложность понимания обусловлена еще и тем, что комплексные работы по сред- невековой схоластике практически отсутствуют. Существуют комплексные исследования по Средневековью, в рамках которых характеризуется и схоластика.3 Анализ существующих исследований позволяет выделить по крайней мере три взгляда на схоластику.
Первое направление видит в схоластике систему богословских идей и ничего более.4 Данное направление наиболее давнее, возникло оно в эпоху Возрождения и активно поддерживалось деятелями Просвещения. Критики данного направления сформировали негативный образ схоластики как бесплодного, пустого, бессмысленного мудроствования.
Второе направление в изучении схоластики, его условно можно назвать культурологическим, пытается отождествить явление схоластики с миром средневековой культуры, в том числе и художественной.5 Его представители рассматривают схоластику как «особый способ философствования» или
13
«теоретизирования».6 В итоге, понятие «схоластика» формулируется через соотношение с понятиями «образ мира», «система миросозерцания» у известного исследователя средневековой культуры Г. Эйкена, «тип культуры», «ментальность», используемых в рамках «школы анналов», исторической психологии.7 Подобный подход позволяет уйти от однобокости и негативизма критического направления, но в то же время он вводит нас в другую крайность, когда схоластика рассматривается исключительно как «антикварная реликвия», не представляющая никакой ценности для современной науки и культуры и не обладающая никакой практической значимостью. Важным результатом изучения духовной и материальной культуры средневековья стало появление понятия «ментальность», без которого в настоящее время не обходится ни одна работа по медиевистике.
Представители третьего направления были наиболее последовательны в процессе «реабилитации» средневековья и схоластики. В его рамках впервые стали говорить о «средневековой науке», и схоластике как «единственной в определенном смысле науке в средние века».8
Негативное отношение к схоластике сложилось под влиянием двух ос- новных факторов. Во-первых - это обращение науки Нового времени к предметному миру в качестве объекта и последующая критика идеалов схоластической учености.
Апелляция к опыту как источнику познания предполагала выделение принципиально иного типа концептуальной структуры, чем та, которая использовалась в средневековой схоластике. Схоластическая наука задается понятиями, сформированными на основе тождества, как-то: форма, сущность, вещь, причина, в отличии от науки Нового времени, заданной математическими схемами, описывающими различные виды соотношений. Только в условиях науки Нового времени оказывается возможным сопоставить опытно, в том числе и посредством эксперимента, удостоверяемое бытие, отделенное от разума, с конструкциями разума, базирующимися на принципе отношения.
14
Вторым фактором обусловившем негативное отношение к схоластике стала критика теории и практики социальной деятельности Римско-католической церкви в духе мыслителей Просвещения. В схоластике иссле-,i> дователи данного направления видели инструментарий, обеспечивающий идеологическое господство римского престола, отмечались догматизм и враждебность схоластики ко всякому инакомыслию. При этом просветители игнорировали тот факт, что сама «догматизированная» схоластика никогда не замыкалась в религиозной догматике, и сформировалась в результате стремления включить «инакомыслящий» аристотелизм в систему церковных идей.
Представление о схоластической «философии» или «науке» длительное время не были распространены, так как преобладал негативный подход к схоластистике. Понятие «средневековая философия» относительно прочно вошло в научный оборот только лишь в середине XX века. Средневековая философия стала преподаваться в университетах, но и то далеко не во всех. Во многих университетах длительное время сохранялась старинная практика преподавания, когда в изучении философии от Аристотеля сразу переходили к Френсису Бэкону и Рене Декарту.9 Если понятие «средневековая филосо-Т фия» относительно прочно утвердилось в научном обороте, то понятие сред-
невековая наука встречается нечасто.
Очевидно, что использование понятия «средневековая наука» требует множества оговорок и комментариев, так как образцы научности Нового времени мало совпадают со средневековыми образцами научности.
Изменение методологических установок в науке XX века позволило с большей уверенностью говорить о существовании средневековой науки. Классический образ науки и рациональности не позволял говорить о схоластике как науке по многим причинам. Например, если с точки зрения класси-^: ческой картины мира предметность - это прежде всего предметность объек-
та, то многие проблемы схоластики теряют смысл, в том числе «спор о универсалиях». Например, алхимия, с позиций классической науки - просто абсурдна. Причинами для пересмотра классического образа науки и рацио-
15
нальности послужили многие факторы: развитие естествознания, в том числе создание теории относительности, которая разрушила представление о абсолютной однородности пространства, развитие гуманитарного знания, которое i\ потребовало специфических отличных от естественнонаучных подходов и вызвало критику чрезмерной сциентистской направленности культуры.
Прежние научные установки: когда субъект исследования должен был отбросить все субъективное и сосредоточиться на объективных характеристиках изучаемого, и таким образом прийти к истине; представления о кумулятивном развитии человеческих знаний, об объективном и необратимом характере прогресса; интерналистский подход, объясняющий историю науки, как изменения детерминированные лишь внутренне присущими науке факторами - перестали объяснять научную практику, не могли обеспечивать методологические функции. Науку, по мнению немецкого исследователя Ю. Хабермаса, перестали считать лишь одной из форм знания, а скорее стали идентифицировать все знание с наукой.10
Выявление социокультурной специфики науки позволило принципиально по-новому взглянуть на ее историю. Таким образом, средневековье +¦¦ стало важным этапом в новой истории науки. Средневековье - это часть ев-
ропейской цивилизации, но в то же время и особенная цивилизация. Без участия средневековой схоластики все дальнейшее развитие европейской философии и логики было бы невозможно.11
Средневековая философия особенно остро нуждается в новых подходах к изучению. Введение концепций Т. Куна, И. Лакатоса, П. Фейерабенда позволяет рассмотреть специфику средневековой науки как социально-детерминированного явления, не умаляя при этом статуса научности. Неклассические подходы в философии познания дали возможность рассматри-4i вать схоластику одновременно, как уникальное историко-культурное явление
и науку, имеющую практическую значимость по сей день.
Для понимания науки как социально-детерминированного явления, необходимо рассмотреть компоненты научной деятельности: субъект, объект,
16
средства. Субъект присутствует на трех уровнях: на первом уровне субъект-индивид, личность, ученый, реализующий свои интересы, кроме этого ученый всегда в своей работе опирается на опыт предшественников и современников, таким образом, он - продукт социальных и исторических условий; на втором уровне субъект включен в научное сообщество и отражает интересы своей группы; на третьем уровне субъектом познания оказывается общество, здесь возникает проблема социальной организации науки, детерминированной типом общества и государства.12 Однако социальные факторы влияют на развитие науки не только непосредственно через субъект, но и через объект. Объект - часть реальной действительности, но выбор этой части в качестве объекта зависит от субъекта и обусловлен не только "объективными" потребностями науки, но и установками субъекта.
Наука опосредованно отражает в своем развитии социальные интересы, ценностно-мировоззренческие установки. В науке выделяется предпосылоч-ное знание, выражающее влияние социальных факторов на науку. Подробное и специальное освещение проблема предпосылочного знания получила в работах Л.А. Микешиной.13 Именно, через систему предпосылочного знания происходит взаимодействие социальных и внутринаучных факторов. Под влиянием социальных факторов в предпосылочном знании формируются ре-гулятивы научной деятельности. Они находят закрепление в символах, категориальном аппарате и т.п. Регулятивы могут оказывать действие на ученого, сообщество ученых явно или неявно. Явные факторы — идеологические принципы, их влияние заканчивается, как только власть уходит из рук носителей идеологии. Неявный фактор - стиль научного познания.
Стиль формируется под влиянием идеологии, но в отличие от нее он находит выражение в ценностно-предпосылочном знании в виде научной тра- диции, нормативного знания, т.е. он предписывает ученому как проводить отбор гипотез, какими методами проводить исследование и как изложить его. Стиль присутствует в научном тексте всегда не явно, обнаружить его можно
17
лишь с помощью рефлексии. Особое внимание проблемам стиля уделено в работах Микешиной Л.А., Крымского СБ., Сачкова Ю.В.14
Таким образом, важнейшие элементы предпосылочного знания: идео- логические принципы и стиль выражают историческую, социальную, культурную обусловленность процесса познания.
Схоластическая наука является уникальным явленим в истории науки, ее познавательная, идеологическая и мировоззренческая функции носят равноценный характер, и выделить доминантную функцию практически невозможно. Ценностно-предпосылочное знание являлось важнейшей особенностью схоластической науки. В средневековой схоластике оно было равно-значно непосредственному, что находило отражение в функциях средневековой схоластики.
Уникальность ситуации объясняется прежде всего слабой расчлененностью гуманитарного и естественнонаучного знания в средние века. Смысл в изучении естественнонаучных проблем средневековые ученые видели лишь постольку, поскольку они были включены в круг богословских проблем. Средневековое естествознание в равной степени с гуманитарным знанием несло идеологическую нагрузку. Фома Аквинский считал, что научные истины должны пересматриваться, если они противоречат Откровению.
Таким образом, специфика средневековой схоластики определяется ее способностью одновременно функционировать в качестве науки, идеологии и стиля мышления. Поэтому наше основное внимание направлено на взаимодействие когнитивной функции с идеологической и мировоззренческой.
Идеалы научного познания в средние века были очень непохожи на идеалы научных теорий Нового времени. Процесс реализации когнитивной функции схоластической науки включает в себя ряд существенных особен- ностей: тесную связь и взаимопроникновение творческой и репродуктивной сторон научного познания, погруженность науки в контекст живой, допись-менной коммуникации, высокая степень теоретизации.

Страниц: 158


Подобные дипломные и курсовые работы.